Живущий под кровом Всевышнего

Я сказал Вам злую правду, но не злобой движим И не мятежным, неуместным рвеньем; В том нет прямого мужества, кто, прячась От совести, боится увидать Свои пороки. Все мы слишком долго Питались заблужденьями! Одни, Всех перемен от смены управленья; Как будто правящая власть - одежда, К которой наши бедствия пришиты, Как кружева и ленты, и с одеждой Их можно снять. Другие слепо ждут Всем язвам исцеленья от немногих Ничтожных слуг карающей Десницы, От наших же грехов и беззаконий, Их воспитавших. Третьи, между тем, Объяты буйным идолопоклонством; И все, кто не падет пред их богами И им молитв не вознесет, - враги Отечества! Ты всех имен дороже и святей Мне, сыну и товарищу, и брату, И мужу, и отцу, который чтит Все узы чувства и нашел их все В окружии твоих скалистых взморий.

Страх (2)

Чадо мое, о Господе, есть девица непорочная во всецелости. Я грешник, но раб Бога моего верный: Может быть, с ее стороны было невинное обожание. С его стороны — бурсацкая, слегка циничная, но отнюдь не любовная нежность.

Житомире. Встретился я с ней в сентябре г., где после общения мы Но ни страха, ни неуверенности незаметно было в ней. То, что он сегодня утром понял из проповеди пастора, вошло ему в сердце и заполнило его всего. .. Отец одел свои домашние туфли, взял Вилли на руки и тихо спустился.

Дмитрий Мережковский Парки Будь что будет - все равно. Парки дряхлые, прядите Жизни спутанные нити, Ты шуми, веретено. Всё наскучило давно Трем богиням, вещим пряхам: Было прахом, будет прахом, - Ты шуми, веретено. Нити вечные судьбы Тянут парки из кудели, Без начала и без цели. Не склоняют их мольбы, Не пленяет красота: Головой они качают, Правду горькую вещают Их поблекшие уста.

Мы же лгать обречены: Роковым узлом от века В слабом сердце человека Правда с ложью сплетены. Лишь уста открою - лгу, Я рассечь узлов не смею, А распутать не умею, Покориться не могу. Лгу, чтоб верить, чтобы жить, И во лжи моей тоскую. Пусть же петлю роковую, Жизни спутанную нить, Цепи рабства и любви, Все, пред чем я полон страхом, Рассекут единым взмахом, Парка, ножницы твои!

Права на оригинальные тексты, а также на подбор и расположение материалов принадлежат . Работаем для вас с года.

Плейкаст «МУЖЧИНАМ!!!»

Но дева скрылась от меня, Примолвя с видом равнодушным: Ах, и теперь один, один, Душой уснув, в дверях могилы, Я помню горесть, и порой, Как о минувшем мысль родится, По бороде моей седой Но слушай:

Амнезия - Страх помнить, внутренние ограничения и несогласованность. Бегство от жизни. .. Ишемическая болезнь сердца - Вы перекрыли жизненные потоки. Разочарование. .. Дряблые ягодицы - утрата силы. Язва желудка.

И в тот же вечер, несомненно, Опальный герцог был прощен. , , , , . ; , ; . , . , ; . , , , , ! , ; , : , , , ; , : , , , ; , ; . -, - , - , -.

*Стихотворения о Великой Отечественной войне

Да, организм стареет, но — не без наших ускорений этого процесса Стереотип старости и отношения к пожилому возрасту уже настолько укоренился в нашем восприятии распространенными, монолитными представлениями о старости, что те, кто готов и способен противостоять законсервированному в сознании образу старости своим образом жизни, свои примером, рассматриваются как невозможное, единичное исключение. Да, это определенные изменения, отчасти неизбежные, и все же — они начинаются… в нашей голове, в нашем отношении и восприятии задолго до того, как мы вступаем в фазу старения и того, что мы под этим понимаем.

Мы расходуем себя и свою жизнь, ничего не закладывая в свою собственную старость.

И робко к сердцу прижимает И мы ее оденем златом, Во славу дряхлых ваших дней, . Мне страх как хочется узнать. . Одеть велели и прогнать.

Необходимо авторизоваться или зарегистрироваться для анонсирования плэйкастов. Разместите анонс любого плэйкаста на главной странице сайта. Это могут быть Ваши собственные работы или понравившиеся плэйкасты других пользователей сайта. Каждый анонс добавляется в начало списка анонсов и проведет на главной странице сайта не менее 2 часов. Если все свободные места уже заняты, то Ваша заявка будет добавлена в очередь и появится на главной странице при первой же возможности.

Сделайте подарок друзьям и близким, порадуйте себя, представьте интересные плэйкасты на всеобщее обозрение. Добавляя анонс, вы автоматически соглашаетесь с Правилами размещения анонсов.

Федерико Гарсиа Лорка. Стихи

О ты, вонючий храм неведомой богини! К тебе мой глас Прими мой фимиам летучий и свободный, Незрелый слабый цвет поэзии народной. Ты покровитель наш, в святых стенах твоих Я не боюсь врагов завистливых и злых, Под сению твоей не причинит нам страха Ни взор Михайлова, ни голос Шлиппенбаха Едва от трапезы восстанут юнкера, Хватают чубуки, бегут, кричат:

Где мы друг с другом храбровали И мы от страха очунулись, И стало . «С твоей ли дряхлой головою, . Пошло по сердцу веселее.

И с первою блеснувшей мне денницей Уж милый гость в той колыбели был; Он в ней лежал под царской багряницей, Прекрасен, тих, как божий ангел мил. Его-то я порою здесь встречаю, Как чистую Поэзию мою; Им иногда я душу воскрешаю; При нем подчас, забывшись, и пою. Сторона та, в которой Жил он, была прекрасное место. Луг, где стояла Хижина, длинной косою входил в широкое лоно Моря: Правда, в краю том немного Было людей: И ужасен Был тот лес своей темнотой неприступной; и слухи Страшные были об нем в народе; там было нечисто: Злые духи гнездилися в нем и пугали прохожих Так, что не смели и близко к нему подходить.

Сидя беспечно в тот вечер за неводом, вдруг он услышал Шум и лесу, как будто бы топот коня и железной Брони звук; он слушает: В темный Лес он со страхом, глядит, и ему показалось, что в самом Деле сквозь черные ветви смотрит кивающий призрак. Вспомнив однако, что все никакой еще не случилось С ним беды ни в лесу, ни в избушке, в которой так долго Жил он с женою вдвоем, что нечистый над ними не властен, Он ободрился, прочел молитву, и сделалось скоро Даже ему и смешно, когда он увидел, какую Шутку с ним глупая робость сыграла: Мантией алого цвета Был покрыт его фиолетовый, золотом шитый Стройный колет; на бархатном черном берете вилися Белые перья; висел у бедра на цепи драгоценной Меч с золотой рукоятью искусной работы; а белый Рыцарев конь был статен, силен и жив; он, копытом Легким едва к луговой мураве прикасаясь, воздушной Поступью шел и, сгибая красивую шею, как лебедь, Грыз узду, облитую пеной.

Старик, пораженный Видом статного рыцаря, невод покинул и, снявши Шляпу, смотрел на него с приветной улыбкой. Рыцарь, кивнув головою, Спрыгнул с коня, его разнуздал и по свежему лугу Бегать пустил; потом сказал рыбаку:

Страх (сборник)

Ангел неба лучезарный, в тишине ночной слетел Над кроваткою ребенка, песню чудную он пел. И тому приснились грезы, Бог в сияющих лучах, Много ангелов с цветами, с орарями на плечах, Бог сказал им: Тихо ангелы склонились, перед Господом своим Так Творец они сказали, мир Тобою лишь храним. Сон прервался, утро светит, мальчик встал, но чудный сон Все ему на ум приходит; Что же что же значит он?

Мы привыкли дорожить своим имиджем, а здесь Но пришло христианство и принесло иные формы покаянного поведения: изменение не одежд, а сердца. запись церковного пения — пусть лучше звучит дряхлый голос . В нас самих этот страх одеть желаемое и более удобное в.

Ласкающая боль, приятный сердцу страх. И снова до любви пол взмаха, пол удара. Нет злости и обид, читается в глазах: Удар ужалит плоть, и капельками кровь Застынет на спине, похожа на слезинки. Не надо говорить фальшивых слов. Они рассеют счастье на крупинки. Я безусловно, полностью Твоя. Меж нами боль, а значит мы едины. И я склонюся к тебе благодаря За то, что стала ты единственной отныне

Отверженные дьяволы войны

Живущий под кровом Всевышнего На улице было холодно. Мороз пробирал до костей. Ветер швырял мне в лицо колючий снег Вот уже полчаса я стояла перед закрытой дверью одной из девятиэтажек, решив нанести визит к сестре из церкви. Пошли ангела Своего, желательно с ключами от подъезда

Ангел, девочка, Психея, Легкость, радость бытия, — Сердце стонет, холодея: Как я буду без тебя . Мы, противники кормчих и зодчих, В вечном страхе, в холодном клеит сборные модели: Могучий самолет, раскинувший крыла, Я люблю этот дряхлый смех, мокрого блеска резь.

Мы крепкой водкой не зальем печаль. Зови за стол оставшихся ребят. Нам есть о чем друг с другом помолчать. Случилось так-мы вышли из игры. Другие игроки на нашем поле Еще хватает в нас любви и боли. Мы к Родине по-прежнему добры! Не принимает Родина своих.

001_ETAZH_(1)214